Бизнес

Усманов и партнеры отказались от поиска новых проектов в золотодобыче

Алишер Усманов с партнерами решили не инвестировать в золоторудные проекты Компания USM Gold, которую год назад создали Алишер Усманов с партнерами, прекратила поиск новых проектов в золотодобыче. За это время Усманов попал под западные санкции и осложнилась ситуация с его основными активами


                    Усманов и партнеры отказались от поиска новых проектов в золотодобыче

Компания USM Gold, которую год назад создал холдинг USM Алишера Усманова и партнеров для инвестиций в золотодобычу, прекратила поиск новых проектов и распустила сотрудников. Об этом РБК рассказали три источника, знакомых с бывшим менеджментом компании, и подтвердил источник, близкий к USM.

Согласно данным СПАРК, в августе 2022 года гендиректором USM Gold вместо Дмитрия Тарасова стал глава всего холдинга USM Еркожа Акылбек. По данным источников РБК, всего в USM Gold работало около 15 человек, то есть проект носил статус стартапа. Ни один из сайтов (usmgold.ru, usm-gold.ru, юсм-голд.рф, юсмголд.рф), созданных компанией в январе 2022 года, сейчас неактивен.

Еще в начале года участники рынка ожидали от USM Gold «значимых шагов»— в этот момент несколько активов в отрасли золотодобычи были выставлены на продажу или обременены большими долгами. Команда USM Gold рассматривала действующие проекты в золотодобыче и лицензии под геологоразведку в России, Узбекистане и Казахстане, рассказал один из собеседников РБК. Но, после того как менеджмент представил акционерам потенциально интересные активы, было решено их не покупать, а команду проекта распустили, добавляет еще один собеседник РБК.

Представитель USM отказался от комментариев. С Тарасовым связаться не удалось.

Почему Усманов и партнеры отказались от золота

Единственный актив USM Gold— ООО «Федоровское» с лицензией на геологоразведку на золоторудную Федоровско-Кедровскую площадь, которая расположена в Междуреченском городском округе Кемеровской области и Аскизском районе Хакасии. Лицензию на этот участок в 2017 году получила государственная «Росгеология», в самом конце 2021 года она передала 75% «Федоровского» новой «дочке» USM, оставив у себя 25%. В июне 2022 года «Федоровское» провело общественные обсуждения проекта с местными жителями, говорится на его сайте. Представитель «Росгеологии» отказался от комментариев, РБК направил запрос представителю «Федоровского».

Прогнозные ресурсы (предполагаемые запасы полезного ископаемого в пределах неразведанного месторождения) «Федоровского» оцениваются в 146 т. Для сравнения: балансовые запасы месторождения Кючус в Якутии, которое до октября 2021 года было крупнейшим из нераспределенного фонда в России, составляют 175,3 т золота, ресурсы— более 250 т. В конце 2021 года компания «Белое золото» (совместное предприятие «Селигдара» и «Ростеха») получила лицензию на его разработку, заплатив на аукционе 7,74 млрд руб. Доказанные и вероятные запасы одного из крупнейших в мире месторождений золота Сухой Логв Иркутской области, лицензия на разработку которого принадлежит лидеру российского рынка «Полюсу», составляют 40 млн тройских унций (1244,14 т).

Акционеры USM решили не входить в новый для себя золотодобывающий сектор из-за изменений рыночных обстоятельств после начала спецоперации России на Украине и последовавших западных санкций, которые повлияли на уже действующие проекты холдинга, говорят два собеседника, знакомых с бывшим менеджментом USM Gold. Поиск золоторудных активов было решено прекратить, так как партнеры не пришли к единому мнению о том, нужноли холдингу входить в этот бизнес, добавляет еще один собеседник. «По сути, сейчас нужно концентрироваться на главных проектах»,— подтверждает источник, близкий к USM.


                    Усманов и партнеры отказались от поиска новых проектов в золотодобыче

Усманов одним из первых российских бизнесменов попал под санкции Евросоюза в конце февраля. Тогда он заявил, что эти ограничения не должны повлиять на бизнес его компаний, так как он не имеет в них контрольной доли. Бизнесмену принадлежит лишь 49% USM, среди крупных акционеров холдинга также Владимир и Варвара Скоч (по 15%) и Владимир Стрешинский (3%).

Основные промышленные активы USM— крупнейший в России производитель железной руды «Металлоинвест» и «Удоканская медь», которая разрабатывает Удоканское месторождение меди. ЕС не вводил санкций в отношении железной руды, которую в Европу поставлял «Металлоинвест», но в начале марта «Литовские железные дороги» сообщили о прекращении перевозок продукции компании. Представитель «Металлоинвеста» также говорил о сложностях с логистикой из-за дефицита порожнего железнодорожного парка и крупнотоннажного флота, а также роста ставок фрахта морских судов.

«Удоканская медь» перенесла запуск обогатительной фабрики с 2022 года на 2023-й из-за ковидных ограничений в Китае и проблем с поставкой оборудования, рассказывал РБК в июне председатель совета директоров компании Валерий Казикаев (правда, позднее компания опровергла его заявление). В августе Акылбек, возглавивший совет директоров «Удоканской меди» вместо Казикаева, попросил премьера Михаила Мишустина о налоговых льготах, так как «в текущих условиях финансовые параметры проекта изменились».


                    Усманов и партнеры отказались от поиска новых проектов в золотодобыче

Но руководитель управления аналитики по рынкам ценных бумаг Альфа-банка Борис Красноженов сомневается, что решение USM о прекращении поиска проектов в золотодобыче связано с санкциями. Скорее всего, холдинг решил сконцентрироваться на других направлениях, которые счел более привлекательными и приоритетными, допускает он. Сейчас наступает время концентрации внимания на действующих активах, соглашается управляющий директор рейтинговой службы НРА Сергей Гришунин. Тем более что Удоканское месторождение— знаковое и срыв его запуска будет нести репутационные риски, указывает он.

Кто скупает золоторудные активы в России

Новички в золотодобыче в России способны значительно перекроить, казалосьбы, устоявшуюся отрасль, говорилось в исследовании Института геотехнологий, опубликованном в конце прошлого года. К этому времени бывший член совета директоров группы ПИК Владислав Свиблов всего за несколько лет сформировал портфель проектов, который по производственным характеристикам попал не только в пятерку российских лидеров золотодобычи, но и как минимум в топ-30 мировых золотодобывающих компаний.

В 2019 году Свиблов стал владельцем Озерного полиметаллического месторождения, через год он купил Highland Gold у Романа Абрамовича и партнеров, а затем компании Trans-Siberian Gold, Дарасунский рудник и «Золото Камчатки». В июне 2022 года Highland Gold приобрела российские активы канадского золотодобытчика Kinross Gold всего за $340 млн, хотя изначально обсуждалась сумма вдвое больше ($680 млн), но правкомиссия по иностранным инвестициям одобрила сделку при условии, что стоимость будет снижена.

Как менялись цены на золото

Несмотря на рост инфляционных ожиданий и небывалые закупки золота центральными банками, цены на этот металл уже больше полугода снижаются, напоминает Гришунин. В марте, после начала спецоперации России на Украине, цена на золото превысила $2000 за тройскую унцию. Но с тех пор оно подешевело до $1780 за унцию. В начале октября цены опускались до $1620.

В апреле 2022 года Уральская горно-металлургическая компания (УГМК), которая специализировалась прежде всего на меди и цинке, выкупила у Газпромбанка права требования по кредиту на $200 млн одного из крупнейших в России золотодобытчиков Petropavlovsk, входившего в пятерку лидеров рынка, а через полгода закрыла сделку по покупке его активов. В начале августа УГМК подтвердила покупку еще одного актива— магаданской «Сусуманзолото». К томуже компания рассматривала возможность приобретения золотодобывающей компании «Высочайший» (GV Gold), но стороны не сошлись в цене.


                    Усманов и партнеры отказались от поиска новых проектов в золотодобыче

Но Красноженов сомневается, что эти сделки могли повлиять на решение USM прекратить поиск золоторудных активов. «Активов в России достаточно— есть и «гринфилды» (проекты на начальной стадии развития.— РБК), и работающие активы, есть активы и в странах СНГ— в Узбекистане, Киргизии, Казахстане, вопрос стоит в оценке, инженерной базе и понимании геологии»,— поясняет аналитик.

Источник

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Кнопка «Наверх»