Экономика

Оптимизм российского бизнеса упал до минимума за 13 лет

Среди угроз для компаний — рост цен на сырье и нестабильность спроса В июне ожидания российского бизнеса стали наихудшими по меньшей мере с 2009 года: индекс оптимизма компаний рухнул сразу на 29 п.п., показал опрос S&P Global. Тем не менее российский бизнес отмечает новые возможности для роста


                    Оптимизм российского бизнеса упал до минимума за 13 лет

Настроения российских частных компаний в отношении перспектив на ближайшие 12 месяцев в июне 2022 года резко упали, став наихудшими за всю историю наблюдений с 2009 года, следует из опроса Russia Business Outlook глобального провайдера финансовой информации S&P Global, с которым ознакомился РБК. Среди угроз дальнейшему развитию участники опроса чаще всего называли растущие цены на сырье и материалы, негативное воздействие санкций на внешний спрос на российские товары и ощутимый спад покупательной способности российских потребителей.

На это представители российского бизнеса заявили РБК, что действительно проходят сложный период, но призвали «не хоронить их раньше времени».

Массовый пессимизм

S&P Global рассчитывает оценку оптимизма бизнеса как разницу между долей компаний, которые планируют увеличение своего выпуска в ближайший год, и долей компаний, ожидающих спада. В России в июне 2022 года (опрос проводится три раза в год, последний— 13–27 июня) это сальдо резко сократилось до 5% после 34% в феврале, сообщают в S&P. Предыдущий антирекорд был установлен российским бизнесом осенью 2020 года— тогда ожидания отечественных компаний ухудшились в связи с пандемией коронавируса. Сальдо настроений тогда составило 6% в пользу оптимистов.

Таким образом, Россия показала наихудший результат среди 12 экономик, по которым доступны сопоставимые данные (опрос проводится в крупнейших экономиках по идентичной методологии). Кроме того, показатель оказался ниже среднего по миру, составившего в июне 22% после 40% в феврале.

Ухудшение настроений частных компаний произошло во всех исследуемых S&P странах, видно из опроса. Например, в США в июне по сравнению с февралем доля оптимистично настроенного бизнеса снизилась с 48 до 25%, в Китае— с 31 до 18%, а в Германии— с 48 до 11% (то есть темпы снижения оказались даже сильнее, чем в России). В еврозоне в целом показатель сократился с 43 до 16%.

В июньском глобальном опросе менеджеров компаний, проведенном McKinsey, на первый план вышли опасения относительно растущей инфляции в странах присутствия. В целом пессимизм по поводу второго полугодия 2022 года примерно соответствует уровням начала пандемии в 2020 году. В июне Deutsche Bank и Citi заявили, что видят примерно 50-процентную вероятность глобальной рецессии, писал Bloomberg.

Методология исследования

Global Business Outlook Survey от S&P основан на опросе 12 тыс. компаний по всему миру, которых просят поделиться мнением о будущих условиях ведения бизнеса. В России выборка составляет 500 компаний: 250 из обрабатывающей промышленности и 250 поставщиков услуг. Отбор респондентов осуществляется с учетом структуры экономики каждой из стран (вклада различных отраслей в ВВП) и размера компании. Ответы учитываются по шкале от-100% до +100%, где 0 означает нейтральный прогноз, интервал от минус 100% до 0— пессимистичные ожидания, а интервал от 0 до +100%— оптимистичные. Итоговое сальдо складывается из разности между долями оптимистично и пессимистично настроенных компаний.

Главные угрозы для российского бизнеса

Среди угроз дальнейшему развитию компании-респонденты чаще всего называли растущие цены на сырье, воздействие санкций на глобальный спрос и снижение покупательной способности на внутреннем рынке, указали в S&P. Кроме того, ряд фирм отметили сложности в приобретении ресурсов и сырья за рубежом, в частности в Европе, из-за расторжения контрактов многими поставщиками.

Эти данные подтверждаются и российскими исследователями. Согласно опросу ИНП РАН «Российские предприятия весной 2022 года: адаптация к новой волне санкций и взгляды на ESG-повестку», большинство отечественных фирм уже пострадали от санкций. Почти 70% заявили о трудностях с импортными поставками, а около 40% отметили падение внутреннего спроса. Кроме того, более 60% компаний пожаловались на рост цен внутри страны.

Закономерно ослабли перспективы капитальных вложений и инвестиций в НИОКР, сообщили в S&P. Сальдо компаний, которые планируют наращивать/сокращать затраты на исследовательскую деятельность, стало минимальным с февраля 2019 года, а сальдо организаций, рассчитывающих увеличить/уменьшить капитальные вложения, показало самое низкое значение за последние шесть лет, говорится в материалах S&P.

Перспективы рынка труда

В июне также произошло снижение ожиданий по трудоустройству персонала. Сальдо российских фирм, которые прогнозируют расширение либо сокращение штата сотрудников, опустилось с 15% в феврале до 3% в июне, что стало минимумом с февраля 2016 года. В обрабатывающей промышленности чистый пессимизм в отношении трудоустройства зафиксирован впервые за историю наблюдений.

Одновременно компании прогнозируют дальнейший рост затрат на труд, и особенно велики такие ожидания в обрабатывающем секторе, отмечают в S&P. Каждая третья российская компания испытывает нехватку персонала, следует из опроса ИНП РАН.

По данным Росстата, среднемесячная номинальная зарплата работников российских организаций в апреле составила 62269 руб., увеличившись на 9,4% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Кроме того, с 1 июня власти увеличили на 10% (до 15279 руб.) минимальный размер оплаты труда, что автоматически увеличило затраты компаний.

Совокупные инфляционные ожидания российских организаций, напротив, продемонстрировали улучшение относительно февраля, говорится в опросе S&P. В частности, все меньше фирм прогнозируют рост издержек, не связанных с оплатой труда персонала,— соответствующий показатель сократился с 42 до 9%. Кроме того, сократилась (до 25%) чистая доля компаний, ожидающих увеличения отпускных цен на их продукцию,— переносить издержки на потребителей в условиях санкционного кризиса стало намного труднее.

Мнение российского бизнеса

Ситуация сегодня действительно непростая: в России и мире разыгралась инфляция, бизнес столкнулся с логистическими и финансовыми ограничениями, отметил в разговоре с РБК глава «Деловой России» Алексей Репик. Однако это не повод давать столь негативные прогнозы, полагает он.

«Не спешите нас хоронить. Многие сегодня пытаются выставить российский бизнес в каком-то печальном свете, но я вижу, что это совершенно не так»,— подчеркнул он.

По мнению Репика, сегодня внутренний рынок постепенно восстанавливается, растет потребительский спрос. В этих условиях бизнесу надо не мешать работать, в частностине применять избыточные меры контроля, силовое давление и т.д. Кроме того, уход ряда зарубежных игроков открывает для российских компаний новые перспективы.

«За большинство проектов, из которых компании зарубежные выходят, внутри России огромная конкуренция. Семь, десять компаний российских хотят заниматься этими направлениями. Их никто силками и клещами не затаскивает»,— констатировал он.

S&P Global подтверждает, что компании видят новые возможности для роста. «Российские компании предположили, что исход иностранного бизнеса из России открывает возможности для ускоренного импортозамещения и перспективы для наращивания рыночной доли. Некоторые компании также упомянули надежды на стабилизацию внутренних экономических условий»,— говорится в материале.

Для российского бизнеса, особенно малого и среднего, сейчас начинается время больших потенциальных возможностей, оптимистичен бизнес-омбудсмен Борис Титов. Во-первых, поиск обходных путей для импорта заставляет фирмы становиться более «дробными» и менее заметными, то есть существовать в форме малых компаний. Так проще найти новые ниши для неавторизованного импорта и разобраться с логистикой— крупные организации намного более неповоротливые, пояснил он. Во-вторых, на фоне санкций в России будет возрождаться экономика простых вещей, и МСП будут не только продавать, но и производить.

Чтобы поддержать бизнес в период масштабных вызовов, государству нужно упростить налогообложение, обеспечить дешевые кредиты, а также разобраться с регуляторными барьерами. Вся программа льготного кредитования МСП— 450 млрд руб. за год. Немало, но это лишь тринадцатая часть от общего портфеля кредитов в этом секторе, рассуждает Титов. Страховые взносы снизили до 15% с части зарплат выше МРОТ, а надобы снизить для всего объема, предложил он.

Источник

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Кнопка «Наверх»