Экономика

Минэкономразвития подготовило сценарий развития экономики в случае ужесточения санкций

ВВП сократится сильнее, чем в базовом варианте, но инфляция будет ниже Анастасия Бойко Дмитрий Гринкевич

Минэкономразвития подготовило сценарий развития экономики в случае ужесточения санкций

Минэкономразвития подготовило консервативный вариант сценарных условий развития экономики России до 2025 г. Прогноз предполагает более глубокий спад ВВП: экономика, согласно консервативному сценарию, сократится на 8,8% в 2022 г. В базовом варианте Минэк ожидает спад на 7,8%. Пессимистичный вариант включен в полную версию основных параметров сценарных условий социально–экономического развития на 2023–2025 гг. Документ опубликован на официальном сайте Минэкономразвития.

Восстановление ВВП будет также более медленным. В 2023 г. показатель сократится на 2,9% в пессимистичном сценарии вместо спада на 0,7% в базовом. В 2024–2025 гг. ВВП будет расти на 2,6 и 2,1% в первом случае и на 3,2 и 2,6% во втором.

Примечательно, что инфляция в пессимистичной версии макропрогноза растет более низкими темпами, чем в основной. Ведомство оценивает рост цен в консервативном сценарии в 16,5%, в базовом – в 17,5%. В последующие годы инфляция в пессимистичной версии также отличается в меньшую сторону от показателей базового варианта: 5,4 и 3,7% против 6,1 и 4% в 2023–2024 гг. В 2025 г. инфляция стабилизируется на уровне 4% в обоих сценариях. 

В консервативном сценарии цена на Urals падает за четыре года более чем на четверть – с $78,6/барр. в 2022 г. до $57,3/барр. в 2025 г. В этих условиях курс ослабляется с 78 руб./$ в 2022 г. до 86 руб./$ к концу прогнозного периода. В базовом варианте цены на нефть к 2025 г. сокращаются меньше (с $80,1/барр. до $61,2/барр.), а рубль остается более сильным (курс доллара растет с 76,7 руб./$ в 2022 г. до 81 руб./$ в 2025 г.).

Консервативный вариант отличается от базового двумя предпосылками, поясняется в текстовой части макропрогноза Минэка. Во-первых, более глубокий спад российской экономики в 2022 г. предполагается в условиях более жесткого применения санкционного режима и более медленной перестройки производственно–логистических цепочек. Во-вторых, в консервативном варианте существеннее снижаются цены на товары российского экспорта, уточняется в сценарных условиях.

Ослабление валюты и перебои с импортными поставками приведут к большему спаду потребительского спроса, что скажется на более низкой, чем в базовом варианте, инфляции, поясняет Минэк особенности альтернативного сценария.

В случае реализации указанных рисков в 2025 г. экономика будет примерно на 7% ниже, чем в 2021 г., констатирует Минэк в материалах к прогнозным условиям. «Основной фактор – структурное снижение доходов и потребительского спроса, а также более глубокое падение экспорта и инвестиций», – резюмируется в документе.

Экспорт, инвестиции и рынок труда

В консервативном варианте прогноза экспорт в реальном выражении сокращается два года подряд: в 2022 г. – на 22% (в базовом – на 14%), в 2023 г. – на 5,3% (в базовом рост на 0,6%). При этом нефтегазовый экспорт падает на 19,5%, а ненефтегазовый – на 25%.

Согласно консервативному варианту, инвестиции в основной капитал упадут на 26% в 2022 г. по сравнению с 19% в базовом прогнозе. В следующем году спад продолжится. Он составит 2,2% против роста на 0,3% в основном сценарии. В 2024–2025 гг. ожидается рост капвложений в негативной версии на 3,9 и 5,5% против 8,9 и 5,3% в основной.

Рынок труда тоже пострадает в консервативном прогнозе больше, чем в базовом, и восстанавливаться будет дольше. В 2022 г. реальные располагаемые доходы (за вычетом инфляции и обязательных платежей) сократятся на 7,4% (минус 6,8% в основном сценарии), в 2023 г. – на 1,1% (+1,3%). В 2024–2025 гг. рост показателя в разных вариантах ожидается на уровне 2,6 и 1,5% против 4,3 и 3%.

Оценки безработицы отличаются не столь существенно: в 2022 г. она составит 7% в консервативном и 6,7% в базовом прогнозе. Далее ожидается ее спад – в 2025 г. показатель в обоих вариантах опустится ниже 5%: 4,8% против 4,5%. В 2021 г. безработица составляла 4,8% к рабочей силе, реальные доходы выросли на 3%.

Плюс-минус процент

Консервативный прогноз выглядит более реалистичным, чем базовый, потому что определенное ужесточение санкций предполагается, отмечает главный экономист ВЭБ.РФ Андрей Клепач. В первую очередь это касается ограничений на экспорт углеводородов, добавляет эксперт: прямые поставки угля уже запрещены в Европу, сейчас обсуждается введение эмбарго на нефть и нефтепродукты из России, решается вопрос по газу – но это реализуется уже скорее в 2023 г.

Действительно, санкционная повестка выстраивается постепенно и, судя по всему, ЕС собирается реализовать эмбарго на экспорт сырья, поэтому консервативный вариант развития экономики вполне вероятен, согласна главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова. При этом вряд ли Европа станет торопиться с торговыми ограничениями – это будет тема уже второго полугодия, полагает эксперт, поэтому спад экономики в этом году может быть не такой значительный. Орлова не исключает, что ВВП может сократиться на 5–6% в этом году, а в следующем – на 4%.

Клепач, напротив, считает, что падение экономики в 2022 г. может быть даже более резким, чем заложено в консервативном прогнозе, – порядка 10%. Такой сценарий реализуется, «если экономика будет восстанавливаться медленно, проблемы с логистикой не будут разрешены, а кредиты останутся дорогими». Тогда в следующем году ВВП упадет незначительно, полагает экономист. Многое будет зависеть от того, какие дополнительные меры примет правительство по поддержке доходов населения и кредитованию экономики и с какой скоростью это заработает, потому что всегда остается лаг между принятыми решениями и эффектом.

Этот кризис в отличие от предыдущих развивается поэтапно (по мере принятия новых санкций), поэтому определить сразу, как из него выходить и на какие сферы опереться, сложно, говорит Орлова. Из–за этого часть решений бизнеса по адаптации может оказаться неэффективной. Что касается рынка труда, то будет происходить замещение технологий «руками», когда работодатели компенсируют нехватку технологического оборудования сотрудниками. В этой связи реальные зарплаты упадут не так сильно, как реальные доходы, полагает экономист, безработица при этом будет порядка 6%.

Источник

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Кнопка «Наверх»