Финансы

Эксперты оценили риски крепкого рубля для Армении, Киргизии и Казахстана

Как они повлияют на цены и торговлю в соседних странах Крепкий рубль стал негативным фактором для экономик соседей России — Белоруссии, Казахстана, Армении и Киргизии, считают экономисты ЕАБР. Новые курсовые условия в конечном счете скажутся на динамике торговли между странами


                    Эксперты оценили риски крепкого рубля для Армении, Киргизии и Казахстана

Укрепление рубля к доллару в апреле—июне оказало негативный эффект на национальные валюты стран Евразийского экономического союза (ЕАЭС) и может иметь «ощутимые и неоднозначные последствия» для экономик Белоруссии, Казахстана, Армении и Киргизии, предупредили аналитики Евразийского банка развития (ЕАБР). В обзоре о состоянии экономик региона эксперты указывают на риски ускорения инфляции в соседних странах и снижения закупок товаров из России.

«Тенге с начала года ослаб к рублю более чем на 30%. Значительная часть ослабления пришлась на июнь. Похожая динамика наблюдается и в Кыргызстане, где сом держался на отметке 79,5 за доллар с начала июня, а к российскому рублю обесценился на 14%. Белорусский рубль ослаб к российскому за июнь на 17%, а с начала года— почти на 40%. Армянский драм— на 20% с начала года»,— перечисляет главный экономист ЕАБР Евгений Винокуров.

Как рубль стал лидером среди основных валют мира по укреплению к доллару

После признания Россией независимости ДНР и ЛНР и начала военной операции на Украине в конце февраля власти западных стран ввели жесткие санкции против российских компаний, банков и частных лиц, а также наложили ограничения на часть золотовалютных резервов Центробанка. В этих условиях российский финансовый рынок пережил рекордный обвал, а рубль резко девальвировался к доллару и евро. Так, 7 марта курс доллара на максимуме достигал 121,5 руб., а евро— 132,4 руб., что стало максимальными значениями за всю историю. Однако затем на фоне сжатия импорта и роста поступлений от экспорта рубль начал укрепляться, а к маю стал лидером роста по отношению к доллару среди основных валют, отслеживаемых Bloomberg. В конце июня курс рубля приблизился к 50 за доллар— минимальной отметке с 2015 года, а власти заговорили о возможных мерах по ослаблению национальной валюты.

Вредитли крепкий рубль экономике соседних стран

Заметное ослабление национальных валют стран евразийского региона относительно рубля действительно нетипично, говорит экономист «Ренессанс Капитала» по России и СНГ Софья Донец: «Такие периоды бывали, но сейчас масштаб отклонений исключительный— по некоторым парам он составляет до 20% к долгосрочному тренду. И сейчас все связано скорее с тем, что рубль переоценен относительно hard currencies (твердых валют, доллара и евро.— РБК)».

Валюты большинства соседних с Россией стран традиционно колебались вместе с рублем, однако этого больше нет, поскольку рубль теперь— валюта с ограниченной конвертируемостью, отмечает научный сотрудник Института исследований иностранной политики (FPRI, Филадельфия) Максимилиан Хесс. Это, в частности, означает, что российский экспорт в страны ЕАЭС и другие страны Центральной Азии станет менее конкурентоспособным. «Подозреваю, что будут большие различия в воздействии [укрепления рубля к валютам стран ЕАЭС] на челночную торговлю и промышленную торговлю, первая будет затронута сильнее. Вместе с тем возможно, что больше товаров из Китая будет приходить в Россию через страны Центральной Азии»,— допускает Хесс.

Аналитики ЕАБР тоже указывают, что ослабление национальных валют Белоруссии, Казахстана, Армении и Киргизии к рублю может привести к снижению объема импорта товаров из России. «С другой стороны, товары, поставляемые в Россию из этих стран, станут более конкурентоспособными по цене, что окажет поддержку промышленным и сельскохозяйственным экспортерам»,— оценивают эксперты.

Кроме того, как отмечается в обзоре ЕАБР, ослабление валют стран ЕАЭС к рублю может стать дополнительным проинфляционным фактором. Рост цен в государствах региона, за исключением России, и так ускоряется: например, в Казахстане инфляция в июне увеличилась с 14 до 14,5% годовых, в Белоруссии— до 17,6%. В Армении рост цен достиг 10,3% в годовом выражении, аналогичная статистика в Киргизии еще не опубликована.

Инфляционный шок если и будет, то краткосрочным, а проинфляционные факторы преувеличивать не стоит, считает Донец. По ее словам, недооцененность национальных валют соседних стран имеет плюсы, в частности снижение инфляционных рисков, особенно для стран, имеющих высокую долю импорта из России. Среди других плюсов— рост денежных перечислений на родину от мигрантов, работающих в России. «За счет курсовой разницы объемы переводов растут, чего не было в другие кризисы. Это поддерживает потребление в этих экономиках»,— говорит Донец.

«Минус— это снижение конкурентоспособности местных производителей, это может сказываться на экономической активности. Но эффект врядли будет катастрофическим»,— резюмирует экономист.

«Рассинхронизация курсов во время экономических шоков создает проблемы для внешней торговли и влияет на конкурентоспособность товаров международной торговли»,— говорит о последствиях для стран евразийского региона директор ИНП РАН Александр Широв. Он отмечает, что белорусский рубль и армянский драм сильно переукреплены к доллару. «И это проблема для Белоруссии и Армении, потому что они теряют часть доходов, которыемоглибы получитьв том числе в рамках параллельного импорта через их территории в Россию»,— замечает он.

В составе ЕАЭС крупнейшим торговым партнером России является Белоруссия— $38,8 млрд общего товарооборота (экспорт из России в Белоруссию— $23,1 млрд, импорт оттуда— $15,6 млрд). На втором месте— Казахстан: $25,6 млрд товарооборота (экспорт— $18,5 млрд, импорт— $7,1 млрд), следует из данных ФТС. По данным Банка России, в 2021 году более 70% поступлений России за экспорт в ЕАЭС было номинировано в рублях (27% в долларах и евро), то есть импортерам, закупающим российские продукты, приходится менять валюту на рубли, чтобы оплатить поставки; при удорожании рубля к местным валютам это становится делать сложнее. В российском импорте из ЕАЭС около 74% поставок оплачивалось в рублях, что при укреплении рубля выгодно экспортерам из стран союза.

В поставках из Белоруссии в Россию в 2021 году $4,4 млрд (28%) приходилось на машины и оборудование (группы ТН ВЭД 84, 85) и наземный транспорт (группа 87), по данным ФТС. В поставках из Казахстана преобладали металлические руды ($1,9 млрд в 2021 году), однако после февраля 2022 года на фоне санкций казахстанские производители сократили поставки руд в Россию.

Ослабление национальных валют стран ЕАЭС к рублю в целом позитивно для традиционных поставок из этих регионов в Россию, говорит Донец. «Объем традиционного импорта из стран СНГ в Россию довольно значительный, но его структура все-таки смещена в сторону сырья, продовольствия, потребительских товаров, а не в сторону чего-то высокотехнологичного. Таким образом, увеличение ввоза товаров из этих стран может положительно повлиять на российские показатели импорта, увеличить его, но только в части продовольствия и товаров широкого спроса, а проблемы с высокотехнологичным импортом так не исправить»,— рассуждает она.

По ее словам, слабость белорусского рубля, казахстанского тенге, армянского драма и киргизского сома может быть выгодна тем, кто рассматривает инвестиции в эти валюты. «У них остается потенциал укрепления к рублю. А значит, на горизонте до года валюты стран евразийского пространства выглядят привлекательными с точки зрения диверсификации»,— заключает Донец.

Источник

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Кнопка «Наверх»