Экономика

Эксперты назвали условия для евразийской интеграции на фоне санкций

В условиях антироссийских санкций страны ЕАЭС стоят перед выбором — укреплять интеграцию с Россией или дистанцироваться от нее, написали эксперты института ВЭБ.РФ. Первый путь потребует формирования общих рынков и институтов


                    Эксперты назвали условия для евразийской интеграции на фоне санкций

Партнерство России и других стран Евразийского экономического союза (ЕАЭС) с государствами «Большой Евразии», включая Китай, Индию, Иран, Турцию, может увеличить их совокупную долю в мировом ВВП до 46% к 2035 году с 38% в 2019 году. В долгосрочной перспективе эти страны могут стать «драйвером мировой экономики и примером сбалансированного развития», говорится в докладе Института исследований и экспертизы ВЭБ.РФ, посвященном евразийской интеграции (с ним ознакомился РБК). Сейчас более 50% глобального ВВП производят страны Запада.

Авторы признают дилемму: партнеры России, кроме Белоруссии, которая тоже находится под жесткими западными санкциями, стоят перед выбором— усиливать кооперацию и взаимную торговлю с учетом возможностей, которые открывают процессы импортозамещения в России, укреплять финансовый суверенитет или ослаблять связи (в том числе из-за рисков вторичных санкций) и переориентироваться на другие, несанкционные рынки.

«У стран ЕАЭС есть ресурсы и возможности «не числом, а умением» продолжать развиваться и формировать экономику и партнерство нового типа»,— считают эксперты института ВЭБа. Для этого нужна углубленная интеграция— на социально-экономическом, гуманитарном, финансовом уровнях.

Влияние санкций на ЕАЭС и мир

Сильнее всего санкционный шок влияет на экономики России и Белоруссии (они занимают долю почти в 90% в общем объеме ВВП ЕАЭС), но негативно сказывается и на других странах Евразийского союза и СНГ. Приведенный авторами консенсус-прогноз показывает, что по итогам 2022 года экономика ЕАЭС в целом сократится на 8,6%, СНГ— на 9,7%, Белоруссии— на 6,4%, России— на 10% (Минэкономразвития прогнозирует минус 7,8%). Экономика Украины на фонероссийских военных действийможет упасть на 35–45%, следует из консенсус-прогноза.

Вместе с тем экономисты Института ВЭБ.РФ видят риски глобальной стагфляции (рецессии плюс инфляции). Сценарий мирового кризиса предполагает резкое сокращение экспорта российских энергоносителей, дальнейший рост цен на нефть и газ. Усиление геополитических рисков приведет к снижению доверия частного сектора и увеличению премий за риск на финансовых рынках. «Эти факторы приведут к дальнейшему сокращению потребительских расходов и инвестиционного спроса со стороны бизнеса. В этих условиях торможение роста предложения приведет к еще большему взлету цен»,— говорится в докладе. По прогнозам экономистов ООН, глобальная инфляция вырастет до 6,7% в 2022 году— это в два с лишним раза больше, чем средний показатель в 2010–2020 годах.

Торможение мирового экономического роста впоследствии должно остудить рынки и привести к понижению сырьевых цен в 2023–2024 годах, что может негативно отразиться на сырьевом экспорте и платежном балансе стран ЕАЭС, опасаются эксперты ВЭБа. «Это еще больше обострит накапливавшиеся в последние годы внутренние структурные проблемы и отставание ЕАЭС и, прежде всего, России, от темпов роста мировой экономики»,— отмечают они.

Впрочем, считают в Институте ВЭБ.РФ, есть другой путь— формирование общего рынка товаров, услуг, труда и транспортных коммуникаций, единого финансового пространства, культурных связей. Углубленная интеграция позволит повысить устойчивость национальных экономик и придать позитивный импульс экономическому росту, полагают они.

Условия для интеграции

Для построения «углубленной интеграции» нужна масштабная работа по нескольким направлениям. Эксперты ВЭБа видят следующие ее элементы:

    построение единого платежного пространства Евразии (подключение российских банков к китайской системе UnionPay, создание межнациональной платежной системы в рамках СНГ, развитие расчетов и кредитование на общем рынке в национальных валютах и др.);
    наращивание объемов взаимной торговли за счет снятия фискально-административных и технических барьеров (в частности, «раскатка» паромного маршрута Иран — Россия, подключение к транспортным коридорам ЕАЭС грузовой базы Индии, Индонезии, Вьетнама, развитие электронного торгового документооборота и др.);
    интеграция в аграрной сфере, в том числеувеличение географии производства сельскохозяйственной продукции в теплых климатических условиях Центральной Азии, совершенствование селекционных технологий, поставки техники и оборудованияпищевой промышленности в страны ЕАЭС.

Интеграция на постсоветском пространстве имеет свою специфику, отмечали в 2019 году авторы доклада «Что осталось от СССР» Финского института международных отношений (FIIA). По их мнению, политические элиты бывших советских республик тесно связаны с местным бизнесом, в них высока доля коррупции. Иностранные же компании приходят в регион для того, чтобы получить доступ к ресурсам и удовлетворить местный спрос, но не стремятсяинвестировать в создание производств с высокой добавленной стоимостью. Причины этого эксперты FIIA видят в постепенном снижении веса региона в мировой экономике, низкой конкурентоспособности и ожиданиях того, что экстенсивный ростдобычи углеводородов достигнет предела в ближайшее десятилетие.

В свою очередьспециалисты ВЭБа считают, что ответом на глобальные геополитические риски может стать не только интеграция в ЕАЭС и ЕАЭС+ (сюда относятУзбекистан и Таджикистан), но и партнерство с другими региональными объединениями (ШОС, БРИКС, АСЕАН) с формированием как общих рынков товаров и услуг, так и общего институционального пространства.

Источник

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Кнопка «Наверх»