Экономика

Доля нефтегазового сектора в ВВП России достигла рекорда в 2022 году

Но российская экономика – это не только нефть, констатируют эксперты

Доля нефтегазового сектора в ВВП России достигла рекорда в 2022 году

Доля нефтегазового сектора в ВВП России в I квартале 2022 г. составила 21,7%, следует из данных Росстата. Это рекорд за всю историю наблюдений за этим показателем (ведется с 2017 г.) В I квартале прошлого года вклад отрасли в ВВП составлял 17,3%.

Росстат начал публиковать данные в таком разрезе с 2021 г., в первом выпуске приводилась ретроспектива за последние 4 года. Служба включает в расчет показателя производство сырой нефти, природного газа и продуктов их переработки, транспортировку и продажу потребителю, а также вспомогательные услуги. Учитываются в том числе налоги: НДС, акцизы, таможенные пошлины, налоги на импортируемые товары и услуги для этого сектора. В этом году Росстат обновил методику расчета и перешел на публикацию ежеквартальных данных (раньше считали только годовые).

В последний раз значение, близкое к рекорду, было зафиксировано во II квартале 2018 г., тогда доля этого сектора в ВВП составляла 21,5%. Минимальные значения были зафиксированы в 2020 г. – 12,6% в апреле – июне, когда из-за развала сделки ОПЕК+ цены на нефть тестировали исторические минимумы, а фьючерсы с ближайшими поставками даже уходили в отрицательную зону из-за переполненности хранилищ. В 2021 г. вклад нефтегазового сектора в ВВП составил 17,4% – это на 3,5 процентных пункта больше, чем в 2020 г. В 2018 г. значение составляло 20,7%, в 2017 г. – 16,6%.

Доходы от нефти и газа в федеральном бюджете занимают намного более существенную долю. В 2022 г. поступления от этого сектора должны обеспечить 38% всех доходов (9,5 трлн руб. при общих поступлениях 25 трлн руб.), следует из закона о бюджете на 2022–2024 гг. По данным Минфина, за январь – июнь нефтегазовые доходы уже поступили на 66% от заложенного в бюджете плана и составили 6,4 трлн руб.

В структуре экспорта в страны дальнего зарубежья доля топливно-энергетических товаров в январе 2022 г. выросла почти в два раза в годовом выражении, следует из данных ФТС. Это последние данные по внешней торговле, опубликованные таможенными службами России. В начале июня европейские страны одобрили новый пакет санкций, который включает в себя постепенное эмбарго на российскую нефть.

Диверсифицированная экономика

На показатель нефтегазового сектора в ВВП большое влияние оказывают стоимостные объемы добычи и экспорта в нефтегазовой сфере, подчеркивает макроаналитик Райффайзенбанка Станислав Мурашов. В I квартале 2022 г. цены на нефть, газ и нефтепродукты росли рекордными темпами, поэтому эта доля в ВВП увеличилась.

Рекордное значение связано с крайне благоприятными ценовыми условиями для сектора, согласен главный экономист по России Bloomberg Economics Александр Исаков. Цены основных марок нефти выросли на 70% в годовом выражении в среднем за I квартал, а курс рубля ослаб на порядка 7% год к году, подчеркивает он.

Средняя цена нефти марки Urals в январе – марте 2022 г. сложилась в размере $88,95 за барр., сообщал Минфин. Это почти в 1,5 раза больше, чем в I квартале прошлого года ($59,8 за барр.). Цены на газ в I квартале 2022 г. били рекорды в Европе, а Россия является крупным экспортером газа в ЕС. Спотовые котировки на газовые фьючерсы в ЕС держатся в районе $1000 за 1000 куб. м с осени 2021 г., а в начале марта 2022 г., после начала специальной военной операции (СВО) и санкционной кампании Запада, они в моменте приближались к $4000 за 1000 куб. м. Максимальная цена по итогам закрытия сессии была зафиксирована 7 марта – $2380 за 1000 куб. м.

По отношению к прошлому году продолжала расти и добыча – по нефти она выросла на 8,2% год к году в физическом выражении, отмечает Исаков. Кроме того, росту доли помог календарный фактор: нефтегазовый сектор работает в непрерывном цикле и доля добавленной стоимости всегда растет относительно остальной экономики, отмечает экономист.

Мурашов считает, что тренд по росту доли нефтегазового сектора сохранится до конца года из-за хорошей ценовой конъюнктуры во II квартале. Исаков, напротив, считает, что доля нефтегазового сектора скорее снизится до 19–20% ВВП во II квартале.

Этот сектор является драйвером для многих других отраслей, поэтому номинальная доля не определяет зависимость экономики от него, полагает Мурашов. На нефтегазовой отрасли завязаны, например, производство машин и оборудования, химия, транспорт, сельское хозяйство и другие сферы, которые потребляют бензин.

Российская экономика – это, конечно, далеко не только нефть, отмечает Мурашов, при этом ее зависимость от нефтегазового сектора больше, чем номинальная доля в ВВП. Диверсификация нужна главным образом для того, чтобы в случае угрозы в одной отрасли остальная часть экономики пострадала не так сильно.

Доля порядка 1/5 экономики давно является консенсусом относительно общего вклада нефтегазового сектора в производство добавленной стоимости, отмечает Исаков. Она примерно совпадает с тем, что можно получить, сложив стандартные данные по ВВП для секторов добычи нефти и газа, нефтепереработки, части секторов транспорта и оптовой торговли. При этом доля этого сектора в экспорте значительно выше – это связано с тем, что большая часть ВВП приходится на услуги, которые предоставляются гражданам внутри страны. Наиболее яркий пример таких неэкспортируемых услуг – это госуслуги: образование и медицина, отмечает Исаков.

Источник

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Кнопка «Наверх»