Финансы

Банки попросили вернуть им зависшие в НРД евро в другой валюте

Банки попросили ЦБ сгладить последствия санкций против Национального расчетного депозитария. Они хотят возврата зависших евро и отказа от комиссий на свои депозиты. Эксперты не уверены, что регулятор пойдет им навстречу


                    Банки попросили вернуть им зависшие в НРД евро в другой валюте

Российские банки пытаются минимизировать потери, которые они понесли из-за санкций Евросоюза против Национального расчетного депозитария (НРД), узнал РБК. Ассоциация банков России (АБР) направила в ЦБ письмо с предложением разработать механизмы, которыебы позволили участникам рынка вернуть средства, попавшие под заморозку в НРД, — получить их не в евро, которые уже недоступны, а в иной валюте. РБК ознакомился с документом, его подлинность подтвердил представитель АБР.

«Банк России получил письмо ассоциации и ответит в установленном порядке»,— сообщил представитель ЦБ. «НРД находится в постоянном диалоге с регулятором и клиентами, обсуждает возможные варианты урегулирования сложившейся ситуации»,— сообщил РБК представитель депозитария.

Как санкции против НРД ударили по банкам

3 июня власти Евросоюза утвердили шестой пакет санкций против России, в числе других мер под ограничения тогда попал НРД— структура Московской биржи, которая ведет учет прав собственности на ценные бумаги, а также расчеты по сделкам. Его включение в черный список было неожиданным: сам НРД назвал ситуацию чрезвычайной и предупредил о приостановке проведения операций в евро в интересах контрагентов.

Для банков, которые совершают операции на финансовом рынке через НРД, это означало заморозку остатков в евро на корреспондентских счетах. Frank Media со ссылкой на источники приводил оценки, что заблокированными оказались €4,5–7 млрд.

О чем теперь просят банкиры

Как отмечается в письме АБР, блокировка средств кредитных организаций в НРД не освобождает их от исполнения поручений клиентов, связанных с валютой. Об этой проблеме ранее публично говорил совладелец Совкомбанка Сергей Хотимский. «Очень умно построенный договор Мосбиржи позволил сказать тем, кто там держал свои пассивы: «Ребят, мы вам ничего не должны, нас тут заблокировали». Когда у нас что-то заблокировано— мы всем своим клиентам должны, а Московская биржа— какбы в силу грамотной работы юристов, они молодцы»,— иронизировал банкир на одной из сессий Петербургского международного экономического форума.

Из письма АБР следует, что участники рынка хотелибы получить заблокированные в НРД средства назад, пусть и не в евро. Они предлагают как минимум два варианта решения проблемы:

    привлечь Банк России в качестве третьей стороны— ЦБ заключит с пострадавшими контрагентами НРД (банками) своп-сделки «в размере захолдированных остатков в евро» на особых условиях. В частности, по нулевой или минимально возможной ставке, на длительный срок, с возможностью пролонгации сделки до разрешения проблемы, с возможностью ее досрочного закрытия по инициативе банка без штрафных санкций; второй вариант— определить порядок действий НРД по самостоятельному возврату банкам средств с корсчетов, открытых в евро, в любой иной валюте.

Суть предложений в том, чтобы как-то возместить банкам ликвидность, которая оказалась заморожена, поясняет вице-президент АБР Алексей Войлуков. «Один из инструментов— это беспроцентные свопы в рублях, чтобы ЦБ, не имея возможности совершать сделки в евро, дал хотябы рубли, но при этом не брал плату. Бесплатная ликвидность в любом случае нужна банкам, это хоть как-то компенсирует потери»,— говорит он. Вариант с выплатами от НРД, по его словам, это не полная альтернатива первому механизму, поскольку он может быть реализован не так оперативно.

«Никто не пытается заработать, все пытаются хоть как-то компенсировать зависшие деньги, потому что есть обязательства перед клиентами»,— говорит Войлуков. Он не привел оценок, какой объем остатков кредитных организаций на корсчетах в НРД оказался заблокирован, поскольку участники рынка не раскрывают отчетность: «Крупные банки говорят, что это небольшие, но все равно заметные суммы, небольшие игроки— что это критичный объем, но конкретные суммы участники рынка не называют. Обращений при этом много от разных игроков».

Что про это думают эксперты

Директор по инвестициям «Локо-Инвеста» Дмитрий Полевой напоминает, что у банков всегда была возможность держать в НРД валюту на счетах, но на фоне усиления санкций в середине мая депозитарий предупредил клиентов о рисках заморозки. «Полагаю, многие выводили деньги из НРД в НКЦ (Национальный клиринговый центр.— РБК) или в частные банки. Тот объем средств, который завис, вероятно, оказался меньшим, чем могбы быть, но что-то все-таки оказалось замороженным»,— говорит Полевой. Он скептически относится к предложению банкиров компенсировать им потери.

«Видимо, предлагая своп, пострадавшие банки пытаются переложить свои убытки на ЦБ. Сложно сказать, как это будет технически структурировано, учитывая отсутствие у ЦБ возможности проводить операции в валюте. Возможно, речь о компенсации потерь рублями, чтобы банки в дальнейшем могли за них купить валюту и закрыть свои убытки или обязательства перед клиентами. Но с точки зрения риск-менеджмента, произошедшее— это просчет самих финансовых организаций»,— замечает аналитик.

Инициатива понятна и логична, считает президент Национальной ассоциации участников фондового рынка (НАУФОР) Алексей Тимофеев. «Банки должны найти механизмы, которые помогут компенсировать такой эффект не столько сейчас, из-за санкций против НРД, сколько на будущее, на случай усиления санкционного давления»,— полагает он.

Банки пострадали, но открытый вопрос, надо и можноли им помогать, говорит главный экономист по России и СНГ инвесткомпании «Ренессанс Капитал» Софья Донец: «В связи с санкциями и нарушением работы инфраструктуры зависших денег много на всех сторонах».

По словам аналитика, своп-сделки для компенсации потерь банкам— неплохой инструмент, поскольку это не безвозвратные средства. «Но, с другой стороны, нужно, чтобы это было возможно технически— у ЦБ тоже небольшой выбор, в какой валюте проводить операции. Нет аналогов, как это реализовать без других сопутствующих рисков»,— объясняет Донец. Второй сценарий с выплатами за счет НРД, по ее словам, тоже имеет ограничение— депозитарий как расчетный институт без дополнительной финансовой поддержки со стороны просто не сможет найти деньги для компенсаций.

Отрицательные ставки— не для банков

Как следует из письма АБР, российские банки также просят ЦБ вмешаться в процесс формирования ставок на денежном рынке. Участники рынка, в частности, предлагают ограничить для НКЦ возможность вводить отрицательные процентные ставки по валютным остаткам, которые держат там кредитные организации. НКЦ тоже входит в группу Мосбиржи, на его счетах учитывается валюта, которой пользуются российские резиденты.

Рост расходов банков на поддержание остатков в НКЦ «автоматически» вызовет увеличение стоимости услуг для их клиентов, говорится в письме АБР. Представитель Мосбиржи сообщил РБК, что НКЦ не вводил и не планирует вводить отрицательные ставки, но его тарифная модель предусматривает плату за хранение валюты. Она взимается только с кредитных организаций, которые держат «евро и доллары в объемах, существенно превышающих необходимые для участия в биржевых торгах», уточнил собеседник РБК.

Ранее Банк России предложил расширить право банков на применение отрицательных ставок по валютным депозитам юрлиц, а кредитные организации, в свою очередь, начали вводить комиссии по счетам физлиц в валюте. Однако поправки в законодательство об отрицательных ставках еще только разрабатываются, а ЦБ уже призвал банки не злоупотреблять комиссиями для частных клиентов.

Комиссии по валютным счетам в НРД и НКЦ были анонсированы еще в начале апреля, но многие тогда этого просто не заметили, напоминает Полевой. Он называет возникновение отрицательных ставок на рынке естественным и не видит смысла корректировать условия для банков.

«Упор на девалютизацию финансовой системы задается изменившимися условиями и санкционными рисками, безопасных валютных активов недостаточно, поэтому от всей лишней валюты, что не требуется для проведения внешнеторговых и разрешенных финансовых операций, власти будут пытаться избавиться, и банки это теперь транслируют на своих клиентов. Теже, кто продолжает верить в безопасность валюты и возможность на ней заработать (если рубль начнет слабеть), должны смириться с отрицательными ставками и комиссиями»,— резюмирует Полевой.

Источник

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Кнопка «Наверх»